«Когда кошка хочет поймать мышку, она притворяется мышкой»
Василий Осипович Ключевский.

Пролог.

Данный рассказ составлен из воспоминаний и дневниковых записей очевидцев. Все расхождения с действительными событиями связаны с субъективным восприятием и недолговечностью человеческой памяти.
Описываемые события произошли на Земле в 2176 году в фамильном поместье лорда Марка Эльвантеса, на ежегодном благотворительном вечере, проходящем под конец лета.


Из отчёта начальника службы безопасности, Адриана Кинтена.

«Всё шло, как всегда. Гости съезжались в своих автомобилях, которые мы парковали на стоянке в парке. Мы с ребятами потихоньку пропускали гостей, тщательно сверяясь со списками: лишних здесь быть не должно. Как вдруг на большой скорости прямо к красной дорожке вылетел серебристый кабриолет, чем напугал гостей. Я в тот момент был на пропуске, так что сам всё видел.
Из кабриолета вышел мужчина лет 25-30, среднего роста, опрятно одетый в чёрный классический костюм, фиолетовую рубаху с распахнутым воротом и сдвинутую на один глаз шляпу с полями. Из-за этой шляпы я не смог разглядеть его глаз, однако узкие элегантные усы и чёрточку бородки определил сразу. Честно признаться, мы все несколько опешили. Марко попытался его задержать, но этот странный тип лишь метнул в его вытянутую руку ключи от машины, бросив через плечо «Припаркуй».
Я опомнился, когда этот человек был уже в холле. Он с явным удовольствием осматривал холл, провожая взглядом проходящих мимо дам. Когда я подошёл к нему, чтобы идентифицировать его личность, он сдернул свой пиджак и протянул мне. Я машинально взял.
- Можете не проверять, меня нет в списках, - с лёгкой улыбкой протянул этот странный человек, - Марк лично пригласил меня в телефонном разговоре. Он ведь уже здесь?
- Эмм… Да, - я кивнул, поудобнее перехватив его пиджак. Сразу про себя отметил панибратское высказывание о сэре Эльвантесе и факт телефонного разговора босса с этим человеком. Странно, что я не знал об этом. Однако, если это правда, тогда было бы бестактно проявить неуважение к близкому милорду человеку. Поэтому я принял решение пропустить этого человека, но сейчас же уточнить у милорда, правда ли всё это, - Как передать лорду Эльвантесу о Вашем приезде?
Он уточнил, как меня зовут. Я назвался.
- Вот что, Адри, никак не надо, - незнакомец улыбнулся шире и подмигнул, - Устроим моему другу сюрприз. Уверен, он обрадуется. А пиджак отнеси в гардероб, будь добр, - с этими словами он уверенно направился по одному из коридоров.
Я хотел сразу же отправиться на поиски милорда, однако мне пришлось задержаться на полчаса: обиженные гости устроили скандал на пропуске, и мне пришлось вмешаться. Я нашёл милорда в баре и, описав незнакомца, уточнил, приглашал ли его милорд.
- Эрика, - с лёгким удивлением ответил милорд, - Да, конечно… А что?
- Ничего, сэр, уточняю детали.
Это не относится к отчёту, но, по моему мнению, это был первый раз, когда милорд что-то сделал без моего ведома. Не знаю, плохо это или хорошо, будущее покажет, но, определённо, мне следует усилить бдительность. Этот Эрик кажется мне очень подозрительным.»


Отрывок из дневниковой записи лорда Эльвантеса.

«Пусть я и молод: 26 лет не срок, но сегодня я, пожалуй, впервые за очень долгое время почувствовал это молодое течение времени, дыхание всё ещё неушедшей юности, за которую я не совершил, пожалуй, ни одного безумства, ни одной глупости.
Я, как обычно, в ожидании ночной игры просиживал у барной стойки, потихоньку цедя из дорогих бокалов дорогие напитки, наблюдая, как люди приходят в мой бар, что-то заказывают, и так далее, тому подобное. Всё чаще мой взгляд цеплялся за пары, порой красивые, порой не очень. Я уже достаточно пожил, но пока не нашёл ту единственную, которая бы надёжно проникла в моё сердце. Но, не об этом сейчас.
Абсолютное большинство приглашений высылал Адри, так что я даже не знаю по именам, а порой даже не знаю, где видел того или иного гостя. Все они для меня чем-то похожи, их лица смазываются в одну перекатывающуюся массу телесного цвета без определённого возраста и пола. Все их приветствия и дежурные фразы – пустой звук. Они уже давно не отвлекают меня от размеренного течения мыслей, однако этот человек буквально выдернул меня из привычного ничего. Я очень хорошо запомнил тот наш диалог, так что приведу его полностью.
- Martinos del’Eclorto, с карицей и без eslecto, пожалуйста, - на соседний со мной стул вполоборота сел странный джентльмен и, небрежно просив на стойку несколько купюр, опёрся о неё спиной, обозревая зал, - Без сдачи, - потом его глаза поймали мой взгляд, - Это ведь благотворительный вечер, мда?
- А? Да, - я внутренне вздрогнул от этого прямого взгляда. Я не могу передать ощущение от этого контакта. В этом человеке чувствовалась уверенность в себе, стальной стержень, и, пожалуй, какая-то странная насмешка над окружающими. Это сквозило в его хитрых зелёных глазах и ироничной полуулыбке. Любой эго жест, любое слово было на столько артистичным, будто он постоянно играл на сцене главную роль, но вместе с тем абсолютно искренними и естественными для него.
- Прошу Вас, - бармен подал ему бокал и выставил на стол блюдечко с дольками тонко нарезанного ананаса, - За счёт заведения.
- Благодарю, - незнакомец, прищурив правый глаз, взял бокал и слегка отхлебнул, вновь с улыбкой обводя взглядом зал.
- Я Вас здесь раньше не видел, - сказал я, ибо действительно никогда раньше его тут не видел и был уверен, что, если бы мы раньше где-нибудь встретились, то я бы его запомнил, - В первый раз здесь?
- А? Да, - толи специально, толи случайно передразнив мою интонацию, ответил незнакомец, - Я совсем недавно получил большой куш, так что ещё не успел в должной мере насладиться всеми прелестями столь богатой жизни.
- Большой куш? – не знаю, почему, но подобные слове всегда мне навевают мысли о покере. Я заядлый игрок, это моя слабость, и везде мне видится игра.
- Я игрок, и удача меня любит. Недавно я взял джек-пот в рулетке и удачно вложил в активы, и теперь могу больше не беспокоиться о делах насущных, - незнакомец отхлебнул и закусил. Помню, ко мне забрела тогда мысль, что этот странный тип со мной даже не поздоровался, - А тебя она любит, а?
- Кто? – я задумался и не сразу понял, о чём он.
- Фортуна… Удача, - он очень сильно жестикулировал, так что я всё ждал, когда же наконец остатки напитка выплеснутся куда-нибудь, но нет, они упорно оставались в бокале. Наверно, опыт, - Богиня везения, если можно.
- Пожалуй, да, - спустя паузу, поразмыслив мозгами, решил я. Всё таки, в карты мне везло. Что влекло за собой тишь да гладь на личном фронте, - Я Марк. Марк Эльвантес.
Следующая его фраза повергла меня в величайшее изумление, но, вопреки ожиданию, только развеселила меня:
- Ааа… Так ты и есть тот ненормальный, который платит за всё это веселие? – уточнил этот тип, так склонив голову, что шляпа закрыла его левый глаз. Смотря на эту наглую рожу, мне вдруг стало очень весело, и я прыснул. Он чуть приподнял шляпу, - Меня зовут Эрик Вэлирен, приятно познакомиться, сэээээээр.
- Зови меня просто Марк, а то я не знаю, толи тебе на ногу наступили, толи у тебя отрыжка под конец фразы была, - весело улыбнулся я и протянул ему руку, которую тот не преминул пожать, - Вообще, я ничего толком и не теряю. Тут ведь не всё идёт на благотворительность, кое-что я и себе оставляю. Зато есть повод послать всё далеко и надолго и собраться вместе, повеселиться и поиграть.
- Оу, я вижу блеск азарта в твоих глазах, ты тоже игрок?
- Ммм… Скорее, больше ценитель… Покер – моя страсть, - вино в моём бокале приятно золотилось на просвет, - Но это не значит, что удача не благоволит мне, а? Что скажешь, ловец фортуны?
- Несомненно.
- Так можешь, проверишь свою, а? – я перевёл взгляд на Эрика, - Вечером, после одиннадцати, в верхних покоях. В узкой компании. Вот и проверим, кому больше благоволит судьба.
- Хмм, - кажется, он заинтересовался тогда сразу, что, собственно, и не пытался скрыть, - Ты меня прямо заинтриговал. Хорошо, я там буду, и мы проверим, кто из нас король положения.
- Именно, - мне нравился такой подход. Новый, незнакомый человек в старой компании – всегда событие. А мы уже в нашей старой покерной компании давным-давно друг друга изучили. Становилось скучновато. И вот он, новенький.
- Ну, чтож, тогда, - Эрик залпом осушил бокал и встал, - Мне нужно тут развлечься, пока есть время.
- Удачи, - я проводил его взглядом. На языке всё крутилась его фамилия. Вэлирен… Вэлирен… Кажется, где-то я про него слышал, но не помню точно, где и при каких обстоятельствах.
Тогда из размышлений меня вывел Адри, зачем-то уточнивший про моё приглашение Эрика на ночной покер. По-моему, он выглядел озадаченным, но у него вечно непробиваемой лицо, с самого детства, так что даже мне порой бывает сложно определить, что он там себе думает»


Из воспоминаний Эммы Марковец, кассира казино.

«Всё шло, как всегда. Мы с девчонками уже привыкли, что публика здесь тихая, богатая, да и парни с охранки абы кого к нам не подпускают, так что время от времени мы могли себе позволить работать поодиночке. Это не возбраняется, хотя риск и есть.
Так вот, когда ко мне подошёл этот усатый мужчина, я как раз вернулась с прогулки, подменив Клару. Он мне очень приветливо так улыбнулся, и протянул карту:
- Девушка, будьте добры, выдайте миллионов эдак тридцать, крупными, хочу погулять.
- Да, сэр, - я, как всегда, взяла карту. Хорошая карта, премиум, золотой серии, недавняя. Я такие вещи хорошо запоминаю: глаз намётан. Ну, так вот. Ввела я карту в терминал, мужчина ввёл код, и… У меня на экране высветилось, что карта недоступна. Я очень тогда удивилась и попросила его ввести код ещё раз.
- Что-то не так? – мужчина тоже удивился и, кажется, немного встревожился. Я проверила, и снова карта оказалась недоступна.
- Извините, сэр, но… Ваша карта недоступна, - я положила карту на стойку. Мужчина хмыкнул и протянул мне другую, тоже хорошую, но уже несколько старше.
- Тогда эту попробуйте.
- Да, сэр, - снова попробовали. И опять карта оказалась недоступна.
- Хм… - мужчина задумался и потёр подбородок, - А попробуйте просто получить доступ к информации карты, например… Ну… Баланс просмотреть, к примеру… Может, с банком что?
- Ммм… Хорошо, сэр, - согласилась я. Ну, зато бы я пошла к айтишникам не с пустыми руками. Кларка как-то к ним пошла, ха. Они её на смех подняли из-за того, что она им, с их точки зрения, полную… Кхм… Несуразицу рассказала. А так… Может, и правда что с банком, бывает всякое. Мужчина ввёл пин, и карта на этот раз оказалась доступной. Я как увидела баланс, чуть со стула не ёкнулась. Не, я, конечно, привычная, но обычно нам основные суммы не показывают, со специальными счетами приходят. Да и не видела я этого мужчину раньше…
- Сэр, ваша карта… Доступна…
- Ну, попробуйте ещё раз сделать перевод…
Я попробовала. Транзакция упорно не хотела проводиться. А при доступности карты это значило, что либо я где-то ошиблась, либо… В общем, всё, подумала я, глядя на его хмурую физиономию, сейчас будет скандал, а когда он попросил позвать администратора, то я вообще мысленно простилась с этой работой. Правда, он мне улыбнулся:
- Девушка, не переживайте вы так, а? Я сюда не ссориться пришёл, а отдыхать, - Но это всё равно сути не меняло.
Ну, вышла кое-как из коморки нашей, нашла Миру, рассказала ей.
- Вэлирен? – уточнила администратор наш, - Кажется, что-то я о нём слышала… Ладно, пошли.
Ну, пришли, значит, и Мира говорит:
- Мистер Вэлирен, приносим свои извинения за причинённый неудобства. Вы можете оставить нам чек.
Мистер Вэлирен тем временем рассматривал свои часы на цепочке, хорошие, красивые, наверно, жутко дорогие. Повзвешивал их так на ладони и выдал:
- Знаете что… Я думаю, что буду счастлив, пока нахожусь здесь, так что часы мне не понадобятся, ведь, как известно, счастливые часов не наблюдают, - он мне так подмигнул, что я невольно зарделась. Потом он отцепил часы и положил на стойку, - Я оставлю вам в залог мои часы. А вы снимете у меня со счёта, сколько нужно, когда ваши спецы починят систему. Уверен, это произойдёт в ближайшее время. Я введу пин на отложенную операцию. Только смотрите, не потеряйте: это фамильные часы.
Мирка подумала, и согласилась:
- Хорошо, мистер Вэлирен, я дам вам расписку на часы.
Так мы и сделали. Отдали ему квитанцию на получение тридцати миллионов, кейс с фишками, по четвёртому раскладу, и расписку на часы. Мистер Вэлирен снова подмигнул и ушёл. Мира осторожно положила часы под стойку и, повернувшись ко мне, несколько удивлённо спросила:
- Часы?
- Ну… У богатых свои причуды… - пожала плечами я, помятую, сколько денег лежит у него на счёте. Я надеялась, что таких глюков в системе больше не будет, но… Аппарат стал работать через пень колоду: то проходит операция, то нет. Я вся как иголках сидела, да и Мира больше не уходила. Пришлось брать чеки…»


Из частной беседы с Эадорой Кэренской.

«Я давно не была на светских приёмах: с тех самых пор, как мы на них ездили ещё с моим отцом. Поэтому я очень обрадовалась полученному приглашению от лорда Эльвантеса. Всё-таки, после смерти отца я и правда слишком заработалась. Наверно… Ну, да это к делу не относится, извините за отступление.
Так вот, я не особо люблю азартные игры или возможность выпить, так что в бар или в казино меня не тянуло. Поэтому я сначала прогулялась по парку и замку. Всё-таки, у лорда есть вкус к прекрасному. Я слышала, что он лично руководил ходом создания парка усадьбы и внутреннего интерьера. Помнится, я была восхищена обилием и искусством фонтанов, коих достаточно в парке. Почти рядом с каждым есть беседка, клумбы, вроде как всё есть, но в тоже время не перегружает общую картину.
Ближе к вечеру, наверно, часам к шести, после лёгкого чая, я решила вспомнить, как это прекрасно – танцевать. Вы ведь со мной согласитесь, что танец – это полёт души, а душа моя тогда хотела летать. Настроение было подходящее. Войдя в дверь, ведущую из парка в холл, я стала свидетелем странной картины: несколько человек несли по видимому тяжёлые кейсы куда-то наверх, а молодой элегантный мужчина махал им вслед:
- Отнесите это всё наверх, это на вечер. А за этим я зайду часа через три, - с этими словами он отдал серебристый кейс поменьше одному из охранников и, похлопав по крышке, отослал охранника к камерам хранения. Я бы, наверно, не обратила на сей малопримечательный факт внимания, если бы мы не встретились с этим незнакомцем взглядами.
Если глаза – зеркало души, то для меня душа этого человека оказалась манящей загадкой, завуалированной иронией и неким даже нахальством. Вы знаете, что так бывает: невидимые нити связывают всех и вся, притягивая людей друг к другу или, наоборот, отталкивая в разные стороны. У нас вышло первое. Взгляд его явно потеплел при взгляде на меня, что манило ещё больше.
Это длилось лишь мгновение, но, мне кажется, за это мгновение мы успели очень многое сказать друг другу.
Потом нас отвлекли. Обернувшись, я уже не обнаружила этого элегантного человека, поэтому решила, что, возможно, судьба столкнёт нас снова где-нибудь на её дорожках, и, надеялась я, через не слишком долгое время.
В конце концов, я зашла в танцевальный зал. Там как раз заканчивалась бальная милонга, так что было время оглядеться и, что называется, себя показать да на других посмотреть. Хоть на мне и было белое платье, оно не было пышным, потому для танго весьма годилось. В общем то, люди здесь собрались весьма опытные, можно сказать, прожженные тангоньерос. По крайней мере, большинство. Поэтому, честно признаться, мне было несколько страшно, не хотелось выглядеть среди них как-то глупо или неказисто.
Прошла пауза, и заиграла одна из старых, но очень красивых мелодий, одна из тех, что я любила слушать во время занятий танцами. Мне нравится старая музыка, мне кажется, она более живая, более, если так можно сказать, возвышенная. Меня она очень вдохновляет. И я почувствовала, как моё сознание наполняется светом и порывом, способным на многое.
Я осматривала зал и вновь наткнулась на его взгляд. Он стоял у дальней стенки, неотрывно и призывно смотря на меня одним глазом: второй скрывала чуть сдвинутая на бок шляпа. Я кивнула. Только тогда он, не отрывая взгляда, приблизился и, не говоря ни слова, предложил мне руку.
Танго только начиналось, поэтому мы легко нашли место. Вы знаете, на моём месте можно было бы испугаться, что этот мужчина станет вытворять такие вещи, что мне будет совсем за ним не угнаться, однако… Мне было спокойно, можно сказать, уютно в его объятиях. Быть так близко к нему, вдыхать его запах, ощущать его нежность было столь естественно, что даже не заметила, когда мы начали танцевать. Это было больше похоже на полёт, а не на танец, несмотря на то, что мы за весь танец не сделали ничего особенного, мы просто шагали и время от времени поворачивались по ходу движения.
Мы танцевали долго. Ни мне, ни, по видимому, ему, не хотелось отпускать другого. Временами я даже закрывала глаза от удовольствия, сумев ни разу не ошибиться. И мы станцевали таки поистине прекрасное танго. Мы творили вместе, и будто читали мысли друг друга, хотя, возможно, так оно и было. Под конец я трижды провела своей ногой по его, на финальном аккорде.
- Благодарю, Вы прекрасно танцуете, - это были его первые слова. Мне сразу показалось, что его голос, бархатный, обволакивающий, ему очень идёт, - Хотите ли выпить со мной чашечку кофе?
- Буду рада составить Вам компанию, - улыбнувшись, я взяла его под руку, и мы вышли с танцпола.
Так мы с Эриком и познакомились. Мы весь вечер говорили и ещё больше танцевали, потом, ближе к одиннадцати, он с извинениями откланялся и обещал подойти ближе к трём часам.»


Из воспоминаний Клары Зельвис, кассира казино.

«Эмма за день совсем вымоталась. Всё из-за этого непонятного сбоя. Ребята-компьютерщики только руками разводили. Я бы посмеялась над ними, отомстила, так сказать, да только всем было не до смеха. Хорошо, что скандалистов в тот день не случилось, так что просто нервное напряжение.
В общем, я отправила Эмму на покой чутка пораньше, часов в десять, сказав, что сама смогу обо всём позаботиться. В конце концов, у меня даже стаж больше. Начальница тоже отошла, сказала, что сходит перекусить, но, если что, сказала звать.
В общем то, с десяти до одиннадцати все в основном ужинают, так что ко мне подошло от силы два человека. Один спросил, перевелись ли с его счёта средства, мне пришлось ответить, что неполадка всё ещё не устранена. Второй, молодой человек в шляпе, вернул взятые ранее фишки и ещё свой небольшой выигрыш. Я пересчитала: тридцать миллионов, как на квитке, и ещё тысячи три сверху: выигрыш. В общем, я его счёт погасила, всё таки, фишки вернул, и выдала ему наличкой выигрыш.»


Из дневника лорда Эльвантеса.

«После ужина я слегка прогулялся по парку. Солнце было уже низко к горизонту и приятно озаряло листву деревьев. Воздух был свеж, хотя и обещали тёплую ночь. Хорошо проветриться перед игрой, мысли приходят в порядок, на лицо сама наползает правильная физиономия, называемая в народе покерфэйсом, да и интерес лишний раз подогревается. Наконец, я, взглянув на часы, уверенно направился в свои верхние покои. Там меня ждёт накрытой зелёной скатертью стол из красного дерева, резные стулья, давно знакомые лица, приевшиеся до икоты, и один незнакомец, обещавший долгожданное оживление.
Правда, на этот раз нам пришлось немного подождать. Недолго, минут пять. Хотя кое кто начинал уже ёрзать на стуле: не принято у нас задерживать игру. Наконец, двери небольшой комнаты, обвешанной картинами, распахнулись, и два охранника внесли по два кейса. Следом появился и Эрик, в своей неизменной шляпе. Интересно, хоть в ванне он её снимает?
- Господа, - я встал, - Позвольте вам представить нашего нового игрока, мистера Эрика Вэлирена, о котором я вам рассказывал.
- Здрасьте, - подмигнул им Эрик. В своём репертуаре. Наши представились по кругу. Я мельком окинул их взглядом, и у многих тоже заметил заинтересованность. Как и предполагал. Надеюсь, Эрик хоть что-то смыслит в картах, а то наши из него все соки вытянут. Был случай, как то раз, при моём минимальном участии, пустили одного типа по миру. Ну, да он сам нарвался.
- Возможно, я несколько старомоден, - закурив сигару, махнул рукой Эрик, очертив вокруг себя дымную дугу, - Но я предпочитаю играть фишками. Я взял немного в твоём казино, Марк. Если, конечно, господа не против.
- Нет, - гаркнул граф Розвальд над самым моим ухом, заставив меня досадливо поморщиться, - Система весьма расширяема. К тому же мы часто ставим незапланированные вещи.
- Не напоминайте, граф, - поморщился тощий Михайлович, - До сих пор в страшных снах снится.
- Гагагага, - я привычно прикрыл левое ухо от гогота графа, - Вы краснеете, прям как школьник, Михайлович. Ииии, - покачал он пальцем с ухмылкой. Ох уж этот граф, старый развратник, он многим не по душе, в том числе и мне, но… Его, к великому сожалению, приходится терпеть. Всем.
- Чтож, господа, тогда приступим? – дождавшись кое-какой тишины, предложил Эрик. Все мы кивнули, а вместе со мной и Эриком всего было шесть человек. И началось. Свет давала только старинная лампа над центром стола, да тусклые боковые светильники, купленные ещё моим дедом у какого-то антиквара. Начали мы в этот раз с небольших ставок, нужно было ввести Эрика в курс дела. Он себя показал весьма не дурным игроком: я довольно редко угадывал, что у него на уме, а всё из-за его хитрой физиономии.
Где-то к полуночи, к всеобщему удивлению, в чуть приоткрытые двери осторожно протиснулся Адри и подошёл ко мне.
- Что такое, Адри? – спросил я. Если начальник моей охраны пришёл сам, а не прислал сообщение, значит, и правда что-то очень важное.
- Сэр, - прошептал он, склонившись к моем уху, - С вашего счёта списали тридцать миллионов.
Я, признаться, по началу не понял.
- Ну, и… Ну списали и списали… - я подумал, что это какой-то мой счёт оплатили.
- Нет, сэр, Вы меня не поняли, - проморгался Адриан, - Списали без санкции, с игрального счёта, обойдя систему безопасности.
Я с минуту обдумывал то, что Адри сказал. Похоже, Эрик соображал быстрее и, видимо, имел хороший слух, поскольку насупился и полез в коммуникатор с самым сосредоточенным видом. Наши переглянулись и тоже ринулись проверять свои счета. Оказалось, что ещё у двух участников с игрального счёта несанкционированно списали по тридцать миллионов. И не просто списали: деньги просто уплыли, без следа и зацепок. Когда я это осознал, я понял обеспокоенность Адри.
- Гагагагага, - ржал граф над опростоволосившимся Михайловичем, - Вот, видишь! Вот! Я же говорил, что тебе достанется!
- На вашем месте, граф - сверкнул глазом Эрик со снисходительной улыбкой, - я бы не был столь категоричен. А ну как этот тип и до вашего жирного брюха доберётся, а?
- Поймать! Отловить мерзавца! Подать мне его на блюде, я хочу сам его прикончить за посягательство на наши состояния! – враз покрасневший граф так треснул кулаком по столу, что я невольно порадовался за крепость моего стола.
- Вы его что, жрать будете? – вроде как искренне удивился Эрик, не меняя плутовского выражения глаз, - Какая мучительная смерть.
Если так задуматься, мы тогда были так поглощены заботой о наших кошельках, что, пожалуй, только при написании этих строчек я осознал, что на протяжении всего нашего вечера Эрик периодически отпускал тонкие шуточки в отношении всех, включая меня. В общем-то, мы всегда друг друга подкалываем, всех, кроме графа. Дюже он обидчив и не любит шуток в свой адрес, но… Эрик их себе позволял и даже не стеснялся показывать своего отношения к этому, с позволения сказать, человеку. Если бы граф не был так занят своим кошельком, я не дал бы за Эрика и динария, но, к счастью, Розвальд пропустил его остроту мимо ушей.
- Мистер Эрик прав, господа, - проговорил Адри, - Раз наша защита обойдена, то в скором времени злоумышленник может добраться до счетов всех.
Повисло молчание.
- Думаю, стоит прекратить нашу игру, - задумчиво протянул Михайлович.
- Впрочем, - как бы взвешивая это слово, проговорил Эрик и прикурил сигару, пустив колечко дыма, - Вечер столь хорош, что я не хочу прерывать это удовольствие из-за каких-то тридцати миллионов. Давайте сделаем вот что. Снимем столько денег, сколько считаем нужным, будем играть не через систему, не карточками, а по-старому, как играли наши прадеды – реальными деньгами… - ещё одно колечко дыма, - Да! Сделаем эдакий экскурс в историю! Позовём свечи… Бвэээ… Принесём девушек… Буэээ… Ну, вы поняли, а счета сами заблокируем до выяснения.
- Ха, а про «принести девушек» мне идея понравилась! – снова гаркнул граф, я покосился на Адри, тот подумал, и кивнул.
- Хорошая идея, Эрик, - улыбнулся я. Даже без подачки графа эта идея и впрямь мне импонировала, всегда хотелось поиграть без всяких новомодных штучек, почувствовать себя, так сказать, кубинским мафиози века эдак девятнадцатого… Или двадцатого? Не помню точно, - Что ж, тогда я предлагаю прерваться на перекус и на то, чтобы снять деньги.
Мы разошлись по своим делам. Я послал Адри снять мне денег, а сам пошёл покурить на балкон. Ночь была и впрямь тихой, тёплой и очень звёздной. Глядя в это бездонное небо, можно было забыть обо всём земном. Даже несмотря на то, что мы добрались уже до доброй сотни звёзд, всё равно романтический ореол не покидает небеса для нас, жителей Земли. Как насчёт других планет, я не знаю. Признаться, нигде дальше Нью-Фолкена не бывал. А сам он, ну, где-то чуть дальше геостационарки. Мы тогда с отцом отправляли корабль к «Андромеде». Давно было…
- Что стоишь, грустишь один, м? – на перила рядом облокотился Эрик со своей извечной сигарой в пальцах.
- На звёзды любуюсь, - не отрывая взора, ответил я.
- Небось, о вечном думаешь? – Эрик тоже покосился наверх и, подумав, таки снял шляпу. Ветер слегка распушил его небольшую наэлектризовавшуюся шевелюру, которую тот сразу пригладил.
- Да… Какие же они красивые…
- Точно… - благоговейно вздохнул он, - А как закружат, закружат, смотришь на них, и не можешь от их света глаз отвести…
- Интересно, какие они вблизи…
- Эммм… А ты чего, их никогда вблизи не видел? – казалось, его удивлению не было предела…
- Ну, да… Я же не заходил слишком далеко…
- Ну ты даёшь… Тебе сколько лет?
- Двадцать пять. А тебе?
- Двадцать семь, - усмехнулся Эрик, - Ну, так тебе давно уже пора подгрести к какой-нибудь, так чего ты лук чистишь?
- А? Так, это, корабля нет… Да и дела.
- Корабля? – он присвистнул, - Тебе для этого дела корабль нужен? А попроще не?
- Попроще?
- Да, например, на танец пригласить… Ну там, шампанское… Ну, на крайний случай какую-нибудь провинциалку, с твоими манерами…
- Пэ… По… Погоди… О чём ты говоришь? – опешил я, попытавшись представить себе то, о чём говорил Эрик, в главной роли, к примеру, с Альдебараном. Не получилось. Эрик подозрительно прищурился:
- А ты о чём?
- О звёздах, конечно, что ещё может быть вечно?
- Тьфу ты! – в сердцах плюнул Эрик, - А я о ба… Кхм… Женщинах, - с самой ловеласовской улыбкой подмигнул он, - Но, в общем-то, они похожи несколько.
- Пожалуй…
- А если начистоту, у тебя была?..
- Эмм… - я смутился, не зная, что ответить. Но этот хитрец, в общем то, правильно истолковал моё молчание:
- Что-то ты припоздал. Что, не уж-то ни одна не приглянулась?
- Нет, Эрик, я не гоняюсь за юбками… - сразу вспоминался граф, известный пройдоха. Нет уж, увольте, на него я быть похожим не хочу, - Я ищу ту, единственную… А ты?
- Ты что, хочешь курить одну сигару всю жизнь? – Эрик помахал своей сигарой перед моим носом, - Женщины, как сигары, - пожал он плечами, - Мы ищем не одну сигару, но любимый сорт… Потом, если нам надоедает, мы покупаем другой сорт, но, желательно, той же марки… В конце концов, вновь возвращаемся к любимому, и так по кругу, пока не помрём от рака лёгких. В мире столько хорошеньких женщин, и просто преступно по отношению к себе запрещать им себя любить и тем более запрещать себе любить их, ведь им тоже хочется любви и счастья.
В общем то, в его словах есть доля правды. И в мире найдётся множество сторонников и сторонниц такого подхода, и они вполне смогут быть счастливы от того, что повстречали человека, были с ним какое-то время, потом расстались без обязательств, оставив лишь светлые воспоминания друг о друге, прекрасно понимая с самого начала всю самую суть и недолговечную основу их совместного счастья. Да, это имеет право на существование, но…
- Это не по мне, - чуть улыбнувшись, сказал я, тоже вдыхая сигарный дым, - Я хочу найти ту женщину, в которую влюблюсь по уши, и она влюбится в меня, мы создадим семью, у нас появятся дети, ну, и так далее…
- Семьянин, значит… Что ж, уважаю. В конце концов, как говорит мой знакомый, есть туева хуча комбинаций, как прожить эту жизнь, и это одна из них. Везде есть свои минусы и плюсы. Ну, а что касается меня… Я никогда не женюсь, нет уж, не для того я живу, чтобы… Ну, ты уже знаешь.
- Сэр, всё готово, - позвал меня Адри, и мы вновь приступили к игре.
Всё и правда было выполнено по старинке. Свечи, карты, настоящие деньги. Пожалуй, так играть и правда азартнее, когда ты сам ощущаешь деньги, утекающие или, наоборот, вливающиеся в твою руку, а не просто видишь изменяющиеся циферки на экране визора. Заинтересовались, кстати, все, даже обычно спящий Михайлов. Эрик продолжал играть в общем то не плохо, на мой взгляд ему просто не везло. Он больше проигрывал, ежели выигрывал. В конце концов, между нами разразилась настоящая дуэль.
- Ну, Эрик, пасуешь? – хихикнул я, глядя на гору фишек в центре стола: все, что у него оставались, а купюр у него не хватит.
- Хм… - Эрик призадумался, потом полез в карман и вытащил какой-то клочок бумаги, - Знаешь, тогда, в баре, ты меня так заинтриговал, что я даже заложил свои фамильные часы. Они меня часто выручали, посмотрим, что будет на этот раз. Ставлю часы, - листок совершил полёт в кучу.
- Не пожалеешь? – полуулыбнулся я.
- Вскрывай, - только и ответил он. Я последовал его совету.
- Кха… Хагагагага, - пророкотал граф, хлопая себя по бедру, - Останешься ты, Эрик, без наследства, гха-ха!
- Что ж, видимо, сегодня ты король положения, Марк, - немного грустно улыбнулся Эрик, туша скуренную сигару.
- Может, хочешь отыграться? - с усмешкой бросил я, откидываясь в кресле.
- Не сегодня, ведь богиня удачи сегодня с тобой. Эй, упакуйте в кейс мои деньги и отнесите в мою камеру хранения, - махнул он рукой охраннику, надел шляпу и встал, - Что ж, господа, играть с вами было одним удовольствием, но вынужден откланяться, меня ждут.
- Кто? – с улыбкой решил уточнить я из озорства. Эрик, уже в дверях, обернулся и, по своему обыкновению, подмигнул своим хитрым глазом:
- Как кто… Пока кое-кто чистит лук, меня ждёт звезда. Бывай, - двери за ним закрылись. Я хмыкнул, подумав, что моральная победа осталась всё-таки за ним.»


Из частного разговора с Эадорой Кэренской.

«Я проснулась довольно рано, по меркам нашего общества вообще и данного приёма в частности. Солнце слабо пробивалось сквозь закрытые портьеры. По телу разливалась приятная истома, и вставать совсем не хотелось. Даже несмотря на то, что он был уже при всём параде и уже надевал шляпу.
- Ты же не хотел уйти, не попрощавшись? – несколько кокетливо произнесла я, закутываясь в одеяло. Иногда на меня нападает нечто такое, романтичное. Хочется кокетничать, улыбаться, танцевать и так далее.
- Конечно нет, - сверкнул он своим зелёным глазом из-под шляпы и что-то покачал в руках перед моим взором, - В следующий раз ныкай эту штуку куда-нибудь подальше, а то палево, - заявил он с самой обольстительной улыбкой и бросил штуковину мне на кровать. Я по началу удивилась, посмотрела на него с подозрением. Он лукаво подмигнул, я хмыкнула и покачала головой с улыбкой. Ох уж этот Эрик.
- Ну, - я потянулась, - и когда же мы встретимся?
- Когда ты придёшь по мою душу… - он почесал подбородок, - Ну, или мы придём в одно и то же место в одно и то же время.
- Ну, тогда будь осторожнее, котёнок.
- Береги свои пёрышки, птичка, - со смешком проговорил он и закрыл дверь за собой.»


Из дневника лорда Эльвантеса.

«За завтраком ко мне подошёл невыспавшийся Адри.
- Сэр, мистер Эрик просил передать Вам, что не сможет составить Вам дальнейшую компанию в развлечениях, так как у него появились срочные дела. Он уехал сегодня в десять. Просил передать Вам, чтобы вы готовились к реваншу.
- Жаль, - вздохнул я. Мне бы хотелось провести больше времени с этим человеком, всё-таки, он был весьма интересен.
- Компьютерщики сообщили, что лаги в системе пропали.
- В смысле, как пропали?
- Все мы сами в шоке. Они просто взяли и пропали, всё заработало, а из банка ответили, что с игровых счетов никто несанкционированно не переводил по тридцать миллионов, - Адри потёр переносицу, - Ничего не понимаю, сэр. Такое ощущение, что это наш внутренний сбой, но… Всё это весьма странно. Я нагрузил аналитиков.
- А, ладно тебе, Адри. Ничего не украли, так чего волноваться? Порой ты бываешь более чем подозрительным.
- Это мой долг, сэр.
- Долг, долг… Ты сейчас сядь, поешь, а потом иди и отоспись, Адри, - я придвинул ему тарелку и налил кофе.
- Спасибо, Марк, - он со вздохом опустился на стул и стал жевать. Он с детства был таким, слишком помешанным на службе. Но всё-таки, иногда, дружба между нами всё-таки пробивалась наверх сквозь весь этот официоз. Пожалуй, мы оба привыкли к такому раскладу и считали его нормальным и единственно приемлемым. Нам было комфортно, и, между тем, мы прекрасно сознавали, что мы почти как братья. Я порой даже не уверен, кто из нас в случае братьев был бы старше.
После завтрака я забрал из кассы казино часы Эрика по квитку. Ведь он обязательно захочет взять реванш, а я буду ждать.»


P.S.
Запись в блокноте.

«Состояние на 26 августа, 9:00: взятый на время (не спиз… украденный!) дорогущий кабриолет, свиснутые где-то уже давно часы, любимый костюм, громадное самомнение, непрошибаемое нахальство вперемешку с духом авантюризма и жалкой тысячью динариев в кармане.
Состояние на 27 августа, 10:17: взятый на время дорогущий кабриолет, который будет (а я говорю – будет!) возвращён на стоянку к 11:26; лежащий рядом, на переднем сиденье, кейс со ста пятьюдесятью миллионами динариев наличными; ещё большее самомнение, прекрасные впечатления о прошлой ночи и дополнительное знакомство с двумя очень полезными людьми. И, да, чуть не забыл: естественно, колоссальное удовольствие от провёрнутого дела.
Итог: всё круто!
Куда потратить? Купить у Ахмета те примочки, на которые уже давным-давно облизываюсь.»

@темы: Кот в сметане