В зале было шумно. Даже очень шумно. Играла музыка, танцоры развлекали публику, а сама публика ела и пила за здравие нового короля. Утро только начиналось, потому застолье не успело ещё набрать обороты. Лорды, приглашённые в столицу на знакомство с Артуром, были веселы и довольны. Они считали, что легко смогут проворачивать свои дела с таким молодым и неопытным королём. А возможно, и побороться за влияние на самого короля. Дельных советников у него всё равно было немного. Генерал Арион уже стар и не лезет в политику, а граф Дрегула слишком занят урегулированием внешней политики.
Одним словом, собрание пировало с удовольствием. Отмечая начало новой большой игры, которая сулила очень большие дивиденды победителям.
Сам король восседал за отдельным столом, стоящим на возвышении. Всю предыдущую неделю, пиршественную неделю, он знакомился с лордами, герцогами, графами и тому подобной знатью, разговаривал с ними и всеми силами косил под дурачка. У него получалось очень хорошо, его всё ещё считали деревенщиной, и он не спешил развеять этот миф.
Наконец, в зал вошёл странный человек в синем камзоле и с красной треуголкой в руках и что-то шепнул королю. Тот внимательно выслушал, что-то спросил и удовлетворительно кивнул. Человек ушёл, а из двери позади короля вышёл одетый в чёрное генерал Арион с очень пухлой папкой в руках, в других дверях появились гвардейцы с алебардами, взяв под охрану проходы. Это движение не осталось незамеченным. Собрание посерьёзнело, зыркая то на застывших гвардейцев, то на короля. В принципе, король был вот он, в досягаемости меча, и лордов было больше, чем гвардейцев в зале, но…
Музыканты смолкли и просочились в двери. Повисла гнетущая тишина. Артур, не вставая, начал:
- Ну, что ж, господа, повеселились, теперь к делу…
Генерал передал ему папку, король развязал тесёмки и, приоткрыв, бегло просмотрел содержимое, потом снова посмотрел на хмурое общество:
- Целую неделю до жителей нашей страны доводились те преобразования, которые я решил провести в нашем государстве.
Лорды стали переглядываться. Удивлению не было предела.
- Теперь же я хочу довести их до вас, мои дорогие… Попрошу внимания и уважения. Спасибо. И так, первое и главное. Все люди, проживающие на территории нашего великого государства Дола, отныне становятся гражданами, то есть подданными лично и только короне Дола и имеющими…
Дальнейшие его слова погрязли в гуле возмущения, поднявшемся в зале. Многие повскакивали с мест, размахивая руками и что-то крича. Как же так? Их лишили главной привилегии – владения людьми. Король захотел забрать всё себе! Как же так можно! Трон под ним ещё не так крепок, как бы чего не вышло. Нельзя так с лордами! Только они могут быть надеждой и опорой монарха…
Артур спокойно, даже как-то устало и буднично смотрел на бушующую толпу. Потом, взглянув на папку, поманил к себе одного из гвардейцев:
- Капрал, будьте добры, скажите там, чтобы поставили чаю… Чувствую, это на долго.
Солдат кивнул и ушёл. Собрание постепенно стихало, только некоторые продолжали активно выражать недовольство. Артур посмотрел на стоящего высокого человека с короткими чёрными волосами, одетого в тёмно-зелёный костюм, пробежался пальцами по бумагам в папке, вытащил оттуда папку поменьше, но всё равно весомую, и громко шлёпнул ей по столу. Собрание вновь притихло.
- Лорд Крансден, - проговорил Артур, неспеша развязывая тесёмки и раскрывая папку, - Вот кому-кому, а не вам махать руками и спорить. В этих папках – собранные моими полномочными агентами доказанные факты ваших неправомерных действий по отношению к вашим людям. Заметьте, только доказанных, - король похлопал по пухлым бумагам и стал перекладывать документы.
С задних рядов кто-то прошептал: "Щенок ещё и тявкает…". Лорд нахмурился:
- Вы следили за мной?
- Вот, например, - Артур поднял один из листков, - За вырубку леса в холодную зиму были наказаны плетьми десять человек… Четверо впоследствии умерли от обморожения в своих собственных домах. Было? Быыло… Так, так, так… То, что почти все горничные, насильно согнанные в замок, понесли, было? Было… Было, было, не отпирайтесь… Далее… Вот у вас по подсчётам только в главном имении пять рудников, а платите в казну только за два… Вот, во время приграничного конфликта предыдущий король, мой дальний дядя, приказал вам поставить партию оружия к нему в войска, выделил деньги. А оружия так и не дождался. Куда дели деньги, а?
- Да как вы смеете?! – взревел красный как варёный рак лорд Крансден и, сверкнув глазами и свалив стул, попытался гордо покинуть собрание, но наткнулся на выставленные алебарды гвардейцев:
- Пошли прочь! Холопы!
- А я скажу, - невозмутимо продолжал король, гвардейцы не опустили оружия, и лорд вновь взглянул на главный стол, - Они были пропиты и проедены на приёме, на который были приглашены ещё лорды Маринген, Ситлок и Фалкес, потрачены на музыкантов и аренду, пардон, половины личного состава барделя лорда Дилонлона. А, что скажете? Только прежде вы подумайте, - Артур убрал листки в папку и поднял её над столом, - Только это тянет на лет десять крепости… А что до воровства денег на оружие… Это ведь преступление против короны, а? Генерал, я забыл, что там у нас за преступления против короны?
- Смертная казнь, - напомнил Арион.
- Во, - Артур вытянул указательный палец, - Поэтому в ваших интересах сейчас сесть и не злить меня, доброго, от греха… Это всех касается… В ваших интересах, чтобы я продолжал в гробовой тишине… От вас зависит, станет ли она для вас вечной…
Собрание смолкло. "Крутенек, однако…" проговорил тот же старческий голос. Лорд поднял стул и вернулся на своё место.
- Спасибо, - проговорил Артур, - Так вот, я продолжу. И так, все жители отныне становятся гражданами нашего государства. Они платят налоги мне и только мне, а не вам. Вы лишь собираете деньги и храните часть у себя, остальное отправляете мне в столицу, в государственную казну. Из тех денег, которые вы храните, вашими является только малая часть, которую я определю для каждого отдельно, когда сам узнаю, как вы управляете своими наделами. Только деньгами из оклада вы можете управлять сами как вам вздумается. Остальное – моя собственность, и как я скажу, так вы их и потратите. Скажу раздать, вы их раздадите, скажу утопить – вы так и сделаете, и не приведи Дракон, если их у вас не окажется. Тогда придётся полазить в документах… - король похлопал по папке:
- Не улыбайтесь, лорд Крансден, - король перевёл на него взгляд, - Не улыбайтесь, дослушайте сначала, а потом думайте, стоит со мной бодаться или нет…
- Да я ни в жизнь…
- Знаем, знаем, - махнул рукой король, - вашу силу – армию. Ну так слушайте дальше… Все граждане имеют право на жизнь и её неприкосновенность… Без суда её невозможно отнять или увечить, если эти граждане не совершают разбоя с оружием…
- Все граждане имеют право на пенсию по недееспособности. Все граждане имеют право на пользование общественными угодьями: лесами, болотами, пашнями, лугами, реками, прудами и так далее. В рамках квот, которые будут мной установлены.
- Все местные армии переводятся в личное подданство и подчинение короля. К ним применимы все те права, что и к другим гражданам. В настоящий момент всем вашим частям переданы новые знамёна, командиры и поднято жалование. Кроме того, все, кто хотел покинуть военную службу, её покинули: теперь армия будет комплектоваться по добровольному набору, а все желающие смогут в свободное от работы время обучаться у профессионалов обращению с оружием для самообороны.
- А нам тогда что? – удивлённый молодой голос с задних рядов.
- Вы становитесь моими представителями на местах, моим голосом, моей волей. Потомственными управляющими, имеющими право передавать право управления по наследству.
Присутствующие молчали. Долгих пятнадцать минут лорды осмысливали то, кем они стали и как жить дальше.
- Теперь у вас одна дорога, - Артур закрыл папку, завязал тесёмки, - Быть хорошими, любимыми народом управляющими. Иначе – либо отстранение от имения, либо, - он хлопнул по папке рукой и отдал её генералу. После чего встал, - Ну, господа, пора и честь знать. Вынужден откланяться.
Король Артур поднялся, кивнул собранию и вышел в заднюю дверь. Гвардейцы в дверях тоже исчезли. Генерал бросил на собравшихся насмешливый взгляд и закрыл за собой дверь.
Лорды стали шушукаться, боязно оглядываясь на открытые двери. Потом лорд Крансден со своими сюзеренами решительно вышел из залы…
Так началась первая реформа Артура, Великого Короля Дола. И давно назревавшая Первая Гражданская, в горниле которой нарождалось новое, сильное и оздоровлённое государство, которому предстоит ещё многое пережить.